Бусидо

Цикл "Черная комната", RENTV, Россия, 2000

Режиссер
Андрей Звягинцев
Актеры
Николай Чиндяйкин, Дмитрий Щербина
Год
2000
Производство
RENTV, Россия
Бусидо

Самый первый мой фильм, 25-минутный триллер...

06.07.2004

 

...Это было в 2000 году, когда мы вместе с продюсером Дмитрием Лесневским, владельцем небольшого частного канала RENTV, решили взяться за полнометражный фильм. А перед тем мы сняли с ним на видео три короткие новеллы для телевизионного сериала (это был цикл детективных историй)... Кстати сказать, самый первый мой короткий фильм, 25-минутный триллер, назывался Бусидо.

Вы могли бы коротко рассказать нам его содержание?

Бусидо – это короткий фильм, снятый для сериала Черная комната. Этот сериал состоит из отдельных новелл, никак не связанных друг с другом; в каждой следующей новелле действуют новые персонажи. Единственный принцип, который объединяет эти серии, – это пространство действия и малое количество персонажей – два-три героя, которые находятся в каком-то замкнутом пространстве: комната в офисе или квартира, дачный домик или каюта корабля – все, что угодно, но это должно быть одно пространство. Это было обусловлено бюджетом. Так дешевле: два актера, одна комната. Задача сложная, но и вместе с тем интересная.

Так вот, что касается Бусидо, строго говоря, эта история не имела какого-то особенного отношения к Японии. Фабула этой истории строилась вокруг того, что банкир проверял нового кандидата на должность телохранителя, достоин ли он получить эту работу. Собственно говоря, первоначальный сценарий так и назывался Экзамен. Сама эта история непритязательна, но диспозиция босс и телохранитель – хозяин и его слуга, скажем так, – натолкнула меня на то, чтобы обратиться к фильму Куросавы Телохранитель, а далее и к самурайскому кодексу чести. Мне представилось любопытным столкнуть две идеи служения – почти мифологическую, известную нам по литературному памятнику Хагакурэ и современную, повседневную практику. Я не знаю, как здесь в Японии, но в России у телохранителя, думаю, нет сегодня никакого, скажем так, высокого представления о своих обязанностях, о кодексе чести. В отличие от того, что было в средневековой Японии, когда телохранитель – самурай – знал изначально, что он рожден для смерти, и готов был умереть в любую минуту своей жизни. Вся его жизнь являлась безоговорочным служением своему хозяину.

Но также внешние атрибуты, эстетический план меня очень привлекал в этом решении: иероглифы, возможность использования фрагмента из фильма любимого мной Куросавы, японская национальная музыка… Пока телохранитель думает над своим шахматным ходом, банкир садится на диван и раскрывает книгу, и мы видим крупным планом иероглиф с названием Хагакурэ, и в этот самый момент через окно с соседней крыши в него стреляет снайпер. Но там такая интрига, что снайпер, на самом-то деле, вовсе не убивает банкира, а намеренно стреляет мимо. И все это ради проверки телохранителя на верность: он еще до этого выстрела был уже осведомлен, что в банкира могут стрелять, но ничего не предпринимает для того, чтобы спасти своего хозяина… Короче говоря, там такая сложная конструкция, что рассказ займет много времени, а это нам совсем ни к чему. Неблагодарное дело – рассказывать фильмы, даже такие короткие как этот.

 

Полный текст беседы - здесь.