Публикации

Рецензии
Интервью

фото Александра Решетилова/afisha.ru

Нелюбовь с точки зрения семейного психотерапевта

25.10.17г.

 

Язык "нелюбви" - интернационален. И проблемы супружеской пары на грани развода одинаково хорошо понятны каждому, кто когда-либо сталкивался со шквалом негативных эмоций в близких отношениях.

Совместная жизнь Бориса и Жени после 13 лет брака завела их в глухой тупик: глубокая взаимная неудовлетворенность, вскипающая ярость с потоком едких оскорблений, ледяное презрение, ненависть. Сын супругов, 12-летний Алеша, попадает в эпицентр этого урагана, сметающего на своем пути все живое.

Как могло получиться, что два взрослых разумных человека превратились в устрашающих монстров и погубили собственного ребенка? Можно ли было избежать этой трагедии и расстаться, сохранив уважительные отношения друг с другом? Есть ли будущее у новых отношений экс-супругов, которые в разбушевавшемся океане взаимной ненависти кажутся им "спасительной шлюпкой"?


Как Борис и Женя совпали в пару

Женя рассказывает о том, почему она пустилась в отношения с заведомо не любимым мужчиной, вот так: "Я никогда никого не любила. Только маму, когда маленькая была. А она – не приласкает, слова теплого не скажет. Только дисциплина, порядок, учеба. Злая, одинокая стерва. Жить с ней рядом было невозможно. И отлепиться – не могла… Мужа я не любила. Залетела по глупости. Он так обрадовался, стал замуж звать: "Все хорошо, мы вместе". А я не хотела. Мне так страшно было… И аборт делать – страшно…"

Здесь мы имеем дело с так называемым "сепарационным браком": "отлепиться" от мамы Женя смогла только благодаря тому, что вышла замуж. Молодые женщины часто вступают в брак, чтобы "стать взрослыми" и вырваться из-под влияния родителей, с которыми имеется слишком высокая степень эмоциональной слитности. Проявляться она может по-разному: критика со стороны родителей и постоянные конфликты или же "удушающая любовь", гиперопека, лишающая самостоятельности и права на собственную жизнь. Но всегда в такой ситуации речь идет о высокой степени тревоги в семейной системе и эмоциональной зависимости родителей и детей друг от друга: когда и вместе тяжело, и врозь – страшно.

Мать Жени, изрыгающая потоки брани и оскорблений, выглядит устрашающе: "Родила на свою голову!", "Посмотри, на кого ты похожа!" Кажется, что она ненавидит весь мир, включая собственную дочь и внука, и ей никто не нужен. Но эта безграничная злоба на самом деле выдает крайнюю степень тревоги, отчаяния и одиночества этой женщины. "Даже гвоздя в мой гроб не вобьете!" - это не слова проклятья, а крик о любви, которой мать, судя по всему, сама никогда не знала. И дочь, которую она вырастила одна, без мужа, является единственным "спасательным жилетом" в океане ее собственного психотического ужаса.

Когда не удается контролировать свою тревогу, родитель устанавливает жесткий контроль над жизнью собственного ребенка через постоянное возбуждение в нем чувств вины, стыда и страха. Выдать дочь замуж – означает лишиться эмоциональной опоры. Поэтому мать заведомо обесценивает будущего зятя, пугая дочь тем, что тот "обрюхатит и бросит". Одновременно она передает Жене собственный печальный опыт несложившихся отношений с мужчиной.

Дочь в такой ситуации попадает в "двойной эмоциональный капкан": с одной стороны – удушающая, непереносимая обстановка подавления, тотального обесценивания и агрессии со стороны матери, с другой стороны – ощущение враждебности внешнего мира с переживанием страха от неспособности самостоятельно справиться с его угрозами. Выход из этого ада молодым женщинам часто остается искать по принципу "выбирать из двух зол меньшее" - так и случаются в их жизни заведомо "не подходящие" мужчины.

А почему Борис настаивал на создании семьи с Женей - несмотря на то, что она сомневалась в этом решении и совсем не хотела заводить ребенка? Похоже, он с трудом справлялся с чувством одиночества и тревоги. "Все будет хорошо, МЫ ВМЕСТЕ", - твердил он ей, как будто бы хотел успокоить внутри себя одинокого и растерянного ребенка, рано оставшегося без родителей. Судя по всему, Борис вырос в атмосфере эмоциональной холодности, непринятия и критики. Его чувства заморожены, он не слышит себя и держится очень отстраненно, занимая привычную пассивную или же "защитно-оборонительную" позицию. Борис даже внешне чем-то напоминает "тихого невыросшего мальчика", для которого главное "все сделать правильно, лишь бы быстрее отстали и не ругались". Не случайно и для работы он выбирает компанию, в которой имеется строгий регламент, касающийся не только деловой, но даже и личной жизни сотрудников. Ведь потребность в жестких внешних рамках часто испытывают люди, которым в силу особенностей воспитания не удалось стать самостоятельными и сформировать жизненные ориентиры с опорой на собственную личность. Таким людям постоянно требуется внешняя "контролирующая фигура", чтобы "достраивать" собственную личность до целого и наполнять смыслом свою жизнь.

"Как же так вышло, что ты мне пел про любовь и счастье, а вышла сплошная боль и разочарование..?" - с горечью спрашивает Женя своего мужа. И тут же сама дает ответ на этот вопрос: "С тобой я отлепилась от матери. Использовала тебя. Я так думала. Но на самом деле – это ты меня использовал. Тебе была нужна семья, а не мне. Я бы уж как-то обошлась".

Оба партнера в этой паре "не выросли", эмоционально не созрели до самостоятельных личностей. И потому, кое-как "отлепившись" от своих родителей, они "прилепились" друг к другу, воспроизводя те же самые отношения высокой эмоциональной зависимости. Они действительно "использовали" друг друга, чтобы выжить. Там, где речь идет о выживании за счет партнера – не до любви. И каждый супруг на самом деле знает, за какой именно свой "дефицит" и чем он платит в отношениях.

Сепарационные браки редко бывают удачными. Выбор партнера здесь происходит "не для счастья, но для личностного роста": чтобы попытаться завершить процессы психологического отделения от родительской семьи и научиться жить самостоятельно во внешнем мире. При этом рисунок психологического взаимодействия незрелых партнеров повторяет эмоциональную динамику взаимоотношений с родительскими фигурами: мужчина в таком браке, например, продолжает "выдираться" из-под влияния властной "матери" или критикующего "отца" в лице собственной жены, а женщина старается "вырвать" у мужа любовь и заботу, недополученную со стороны своих родителей. Именно так в фильме и происходит с Борисом и Женей.


Как раскручивается маховик взаимной ненависти

Борис, вроде бы, делает все, что в его понимании полагается делать мужчине для того, чтобы семья функционировала нормально: он исправно ходит на работу, зарабатывает деньги, взял ипотеку на новую просторную квартиру. Но его жена почему-то недовольна. И дело не только в том, что она просто не любит мужа – она действительно не получает в этих отношениях жизненно важного для себя ощущения близости, тепла, заботы, вовлеченности. А Борису крайне сложно "быть теплым и близким", он не получил этого опыта в родительской семье. И ему тем сложнее оставаться в контакте с женой, чем больше он видит недовольства на ее лице и чем больше враждебности и непринятия ощущает с ее стороны. А чем сильнее он отстраняется и привычно "прячется в себя", тем сильнее становится разочарование, обида Жени, и тем сильнее она начинает злиться на мужа. От непереносимости собственных эмоций и от отчаяния что-либо изменить она пускает в ход претензии, обвинения, оскорбления (и страшный крик ее "нелюбви" в этот момент становится до боли похож на проклятья, которые выкрикивает в адрес Жени ее собственная мать). Это бьет Бориса по самому больному, и ощущение собственной "неполноценности", "негодности", переживаемое унижение (которые до боли напоминают картину собственного детства – возможно, именно так с ним обращалась его собственная мать) включают в нем ответную ярость – и вот он "вытряхивает" жену из машины на загородном шоссе, не в силах больше выносить ее присутствие.

Так возникает ужасающий клинч нелюбви: партнеры взаимно обманываются в своих самых важных ожиданиях, не могут простить причиненного друг другу зла и решают стоять на своем, "не на живот, а насмерть", безвозвратно теряя последнюю возможность на достижение взаимопонимания.

При таком градусе взаимной ненависти и нетерпимости единственным доступным решением остается развод. И все бы ничего (мало ли как случилось по молодости да неопытности), и оба супруга уже даже нашли новых, более подходящих, как им кажется, партнеров, с которыми они связывают возрождение мечты о семейном счастье. Но у Жени с Борисом есть общий ребенок – сын Алеша. И это самая трагическая и страшная часть истории.


Как ребенок оказался жертвой нелюбви родителей

Маленькому Алеше выпало родиться в атмосфере отсутствия любви. Юная Женя, выходя замуж за Бориса, "покупала" себе вольницу от матери. Ребенок не входил в ее планы. Она еще не доросла до того, чтобы о ком-то заботиться и не была готова к материнству: "Я так его не хотела. Рожала – думала, умру. В реанимации откачивали. Когда его принесли – я даже смотреть на него не могла. Прям отвращение какое-то. Даже молока не было. До сих пор, как смотрю на него, мне кажется, я совершила какую-то непоправимую ошибку".

Жене "нечем питать" своего ребенка. И ее эмоциональный дефицит и разочарование в супружеской жизни с Борисом приводит к тому, что она начинает воспроизводить программу психологического насилия, заложенную в ней отношениями с собственной матерью. Женя постоянно критикует и одергивает сына, глуха к его эмоциональным потребностям, неспособна утешить, демонстрирует отвержение, унижает его в присутствии посторонних. Здесь мы имеем дело с синдромом "передающейся жестокости": выросшие дети – жертвы родителей-агрессоров склонны к "ответному" проявлению жестокости к собственным детям.

Нелюбовь Жени к сыну усиливается еще и тем, что она переносит на мальчика свое негативное психоэмоциональное отношение к мужу: "Мальчишка меня ненавидеть начинает. Весь в отца. Даже пахнет, как он". Она как будто не осознает, что перед ней – живой маленький ребенок, нуждающийся в ее тепле и ласке, и видит в нем всего лишь "маленькую копию" нелюбимого мужа, обрушивая на сына поток негативных эмоций, на самом деле адресованных Борису.

Борису тоже не хватает психических ресурсов на любовь к собственному сыну. Выросший в обстановке эмоциональной холодности, он не находит в своей душе тепла к Алеше. Он даже не называет его по имени (в разговоре с поисковиком звучит отстраненное слово "пацан"). И в воспитании сына Борис почти не принимает участия, ему это как будто "неинтересно". Вообще, чем меньше его касаются проблемы Алеши, тем лучше. Он с облегчением передоверяет всю заботу о ребенке Жене (неслучайно та с горечью замечает: "В таком возрасте мальчику больше отец нужен. Хотя… такой, как ты – не нужен"). Показательно, что когда Алеша пропадает, первое, что волнует Бориса – не судьба ребенка, а его собственный комфорт и связанные с поисками неудобства: необходимость отпрашиваться с работы, ехать в другой город к бабушке мальчика. "Вот устроил он нам, гаденыш. Он у меня свое получит!" Безразличие и раздражение – по-видимому, основные чувства, которые Борис испытывает к своему сыну.

Атмосфера нелюбви вокруг Алеши сгущается до черноты, когда Борис и Женя принимают решение о разводе. Здесь они совершают фатальную ошибку как родители. Ведь самая главная задача двух взрослых людей, решивших прекратить отношения в качестве супругов, состоит в том, чтобы сохранить уважительные отношения друг с другом в качестве родителей. Ради того, чтобы обеспечить благополучие и психологическую безопасность своего ребенка. И показать ему, что, несмотря на расставание, мама и папа останутся его родителями и смогут о нем позаботиться.

Борис и Женя в пылу взаимных претензий забывают о потребностях собственного сына в любви и безопасности, погружая его незрелое сознание в кромешный ад. Маленький Алеша становится свидетелем отвратительной сцены между ними, когда мама и папа, оскорбляя друг друга, взаимно отказываются от него, собираясь сдать его в интернат как досадную помеху для своей новой, свободной и счастливой жизни.

Худшего кошмара для ребенка невозможно и представить. "Мы не любим тебя. Ты нам не нужен. Ты мешаешь нам жить" - это практически прямое послание к ребенку на самоуничтожение. К ужасу зрителей, оно достигает своей цели: Алеша убегает из дому, чтобы никогда больше не вернуться.

Супруги демонстрируют нам плохой сценарий развода в его самом крайнем выражении:
- они снимают с себя ответственность за воспитание собственного ребенка и отказываются от участия в его судьбе;
- они используют ребенка в качестве "орудия мести" друг другу и средства борьбы за власть в конфликте ("Ты думал поматросил и бросил? Я дальше пойду, а она пусть разгребает? Нет, так не будет. Я тоже дальше пойду. Про равноправие слышал?" - кричит Женя на мужа);
- они не объясняют ребенку, что происходит; что решение о разводе касается исключительно их как супругов и что сын ни в чем не виноват;
- они не дают ребенку уверенности в продолжении привычной жизни, в которой будет место контакту с самыми значимыми для него людьми – родителями;
- они сбегают друг от друга в новые отношения, прекращая выполнять свои родительские функции и не договариваясь о том, кто из них позаботится о сыне (пропажа ребенка обнаруживается только через сутки, потому что Борис и Женя, "не сговариваясь", оба не приходят домой ночевать, проводя время со своими новыми партнерами).

Итог такого пренебрежения своими родительскими обязанностями – страшен. Алеша, брошенный без внимания и лишившийся последних надежд на родительскую любовь, погибает.


Есть ли надежда на счастье в новой семье?

Пережитая трагедия, увы, не приводит к повышению личностной зрелости партнеров.

Новый муж Жени поначалу видится ей "идеалом мужчины": успешный, надежный, и при этом – заботливый и внимательный, чего ей так не хватало в отношениях с Борисом. "Я только с тобой поняла, что такое любовь", - говорит она ему. А любовь для Жени - это когда мужчине "от нее ничего не надо, кроме нее самой". Она не очень-то готова вкладываться в отношения сама. А мужчина при этом должен всецело посвятить себя удовлетворению ее потребностей. Так может выглядеть любовь лишь с позиций инфантильной маленькой девочки, из которой Женя, по-видимому, так до сих пор внутренне и "не выросла". Неслучайно в мужья ей "достается" мужчина старше по возрасту, тоскующий по собственной дочери, переехавшей за границу, на которую Женя похожа, как две капли воды Эти отношения – снова не про зрелый выбор равных партнеров, а про взаимное насыщение эмоциональных "дефицитов". Потому и выдыхаются они очень быстро. Начальное сексуальное притяжение ослабло. И обнаружилось, что нет основы для близости - общих интересов, занятий. И новый муж, безразлично смотрящий мимо Жени в телевизор, почему-то подозрительно быстро начинает напоминать равнодушно-отстраненного Бориса.

Вторая жена Бориса трогательна в демонстрации нежной зависимости от него и этим в сочетании с сексуальной притягательностью, видимо, изначально подпитывает его ощущение собственной значимости и мужской состоятельности, обрушенное в противостоянии с Женей. Но вот у них рождается ребенок, появляется куча связанных с этим забот. Пропасть еще не разверзлась, но мы уже видим явные предпосылки повторения негативного сценария: молодая жена под руководством влиятельной матери занимается решением квартирного вопроса, а новоявленный супруг с прежним безразличием ко всему, сидит, уставившись в телевизор. Тем временем маленький сынок, с раздражением брошенный Борисом в кроватку (чтоб не мешался), уже принимает страшную эстафету нелюбви, заходясь в горестном плаче: "Мааама!"

 

Ксения Комаровская
b17.ru