Изгнание

RENFILM, Россия, 2007

Режиссер
Андрей Звягинцев
Актеры
Константин Лавроненко, Мария Бонневи, Александр Балуев, Дмитрий Ульянов, Максим Шибаев, Екатерина Кулькина, Алексей Вертков, Игорь Сергеев
Год
2007
Производство
RENFILM, Россия
Изгнание

Канны-2007: Код Да Винчи

21.05.2007


Головоломки и головомойки Каннского фестиваля

...

Изгнание — реакция

Как и надо было ожидать, сложный, длинный, переполненный ассоциациями российский конкурсный фильм Изгнание получил разнородные оценки в мировой прессе. С кем и с чем его только не сравнивают — что само по себе, заметим, весьма лестно.
Самая восторженная рецензия появилась в газете International Gerald Tribune, назвавшей картину "восхитительным и волнующим паззлом". Это, считает автор, "закодированная сказка, история Адамы и Евы, изгнанных из рая". "Покров рока накрывает героев без видимых причин: нас приглашают поверить в невидимое, в неизвестное — в тень предполагаемой неверности жены, в ее "покаяние". Но правда ли это? И тогда начнется вторая история, скрытая за драмой, свидетелями которой мы стали... Фильм полон мистических знаков и образов, иные из них — шедевры". Автор статьи находит в фильме Звягинцева сходство с картинами Бергмана.
"Фильм подтвердил репутацию Звягинцева как мастера настроения и композиции, но тяжелая поступь и эпические размеры сделали просмотр испытанием на выносливость", — пишет журнал Screen, уподобляя картину "земным и эпическим" романам Золя или величественной греческой трагедии, а по отстраненности городских пейзажей — фильмам Антониони. Он отмечает неясность повествования, повредившую столь же безразмерной Внутренней империи Дэвида Линча, и солидную актерскую игру, особенно актрисы Марии Бонневи, сделавшей свою Веру "самой неотразимой и человечной фигурой картины". Журнал считает, что Бонневи может войти в число претенденток на премию за лучшую женскую роль, если, конечно, жюри еще не отдало свои предпочтения румынской актрисе Анамарии Маринке из фильма 4 месяца, 3 недели и 2 дня, который по всем рейтингам пока лидирует.
Более резко пишет об Изгнании The Hollywood Reporter: "Начавшись как триллер, фильм впадает в клище долгих молчаливых взглядов в пространство и зашифрованных диалогов". Журнал считает, что "единственная судьба, уготованная Изгнанию, — фестивальная, а его коммерческий потенциал — нулевой". В этом пункте с автором статьи солидарен и журнал шоу-бизнеса Variety, давший рецензию под заголовком "Прекрасная операторская работа не может поднять дурное настроение". Он считает фильм "несомненно талантливым", но "лишенным эмоциональной силы, какая была в Возвращении. Сетует на смутность концепции и на то, что движущие силы, заставляющие людей совершать экстраординарные поступки, "погребены под символизмом". Всех рецензентов преследует ностальгия по дебютному фильму Звягинцева — сравнения назойливы, но, по-видимому, неизбежны.
При этом нельзя сказать, что зашифрованные в фильме евангельские мотивы оказались не прочитанными в фестивальной спешке. "Алекс смывает с рук кровь брата, Еве предлагают яблоко, дети собирают паззл картины Леонардо Да Винчи Благовещение, цитата из Библии идет на фоне Изгнания из рая Мазаччо. О-кей, мы все это усвоили, но такие параллели еще не открывают путь к душам героев, которые так и не впустили нас в свой эмоциональный мир" (Variety). И все сходятся в самых высоких оценках работы оператора Михаила Кричмана— здесь критики не скупятся на эпитеты: выдающаяся, поразительная, эпичная. Подробно анализируют цветовую гамму картины и цветовые характеристики, данные каждому персонажу.
В рейтингах самыми суровыми оказались французы: в журнале Le film francais Изгнание оказалось на последнем месте, причем 5 из 15 критиков выставили ему кривые рожицы (низший балл), и только один выразил свое мнение золотой пальмовой веткой. В рейтинге журнала Screen средний балл Изгнания — 2,1 из 4 возможных; наш фильм опережает картину Вонга Кар-Вая и французский мюзикл Песни любви, но сильно отстает от лидера гонки румынской драмы 4 месяца, 3 недели и 2 дня и от триллера Дэвида Финчера Зодиак, о котором речь пойдет в следующем репортаже.


Валерий Кичин
"Российская газета"